⋆ Гиалуроновая кислота: легенды и реалии ⋆

Гиалуроновая кислота: легенды и реалии

Парадокс предупреждения в том, что человек, попадая в плен собственных эмоций, не может из него вырваться, даже претерпевая явные материальные потери!

Еще лет 10 назад словосочетание «гиалуроновая кислота» было окутано тайной, скрывающей нечто загадочное, очень эффективное и существующее в небольшом количестве. Этот «образ» продукту создали косметологи,  начавшие  применять его в своей практике чуть более двух десятилетий назад.

В Беларуси гиалуроновая кислота впервые была зарегистрирована в начале 2000-х гг.  как гиалуронат натрия и поставлялась из Западной Европы.

Сегодня за пробелами в знаниях обращаются к Википедии.

«… несульфированный гликозаминогликан, входящий в состав соединительной, эпителиальной и слизистой тканей…». Относится к физиологичным способам лечения остеоартроза суставов в комбинации с ЛФК, кинезотерапией, физиотерапией и т.д.

Сфера применения гиалуроновой кислоты в европейской, американской, восточной медицине весьма широка. Ее используют в офтальмологии, ревматологии и ортопедии и, разумеется, в косметологии. Новые формы препарата применяют для параартикулярного введения, имеется опыт успешного применения для заживления трофических язв.

Зачастую гиалуронаты  рассматривают как суставной любрикант, но, специалист, комбинирующий различные формы гиалуроновой кислоты, может замедлить развитие ОА и даже улучшить регенерацию хряща на ранних стадиях заболевания.

Отсутствие аллергических реакций делает препарат практически универсальным. Это объясняется его природным происхождением.

На фармацевтическом рынке Беларуси препараты гиалуроновой кислоты жестко конкурируют. Об особенностях конкуренции и нюансах производства и применения этих препаратов делится учредитель ООО «ГиалСин Технолоджи», врач травматолог-ортопед Андрей Владимирович Людчик.

— Я и мои коллеги, делая первые шаги в фармацевтическом бизнесе, решили «не изобретать велосипед», а использовать апробированную в мире модель. Для выпуска  ГИАЛ-СИНа мы используем производственную площадку в Южной Корее. Это компания “Humedix”, сферой деятельности которой является биоферментативный синтез сырья, его очистка и выпуск препаратов гиалуроновой кислоты. В Беларуси, получив готовый качественный продукт, мы упаковываем его и реализуем через аптечные сети страны, в первую очередь, государственные. Учреждения здравоохранения приобретают наши изделия для своей потребности и организации платных услуг.

Общеизвестно: субстанции большинства известных препаратов синтезируются в Азии.  Высокий уровень технологий в Южной Корее, высокое качество, способность быстро реагировать на запросы ранка сделали этот регион привлекательным для фармбизнеса стран всего мира, и Беларуси в частности.

Биоферметативный  метод синтеза самой гиалуроновой кислоты абсолютно исключает национальную принадлежность продукта – бактерии, вырабатывающие сырье не имеют национальности. Нужно понимать, что конечная цена препарата обусловлена в большей степени количеством промежуточных звеньев и маркетинговыми затратами.

— Что побудило вас заняться поставкой и продвижением именно этого продукта?

— Как это часто бывает, идею бизнеса подсказала сама жизнь, вернее, болезнь. Мне удалось восстановить коленный сустав инъекциями гиалуроновой кислоты. Врач-травматолог по образованию, я не без скепсиса отнесся к подсказанному коллегами методу восстановления, постепенно меняя свое отношение к нему.

-Кто является потенциальным потребителем  препаратов гиалуроновой кислоты, какова емкость этого сегмента рынка?

-У нас в стране официально зарегистрировано  около 250 тысяч пациентов, страдающих  остеоартрозом. Общемировая статистика свидетельствует: 10% популяции страдает от болезней суставов. Наша страна – не исключение. В Беларуси рынок препаратов для лечения артрозов очень насыщен. Они, как правило, химического происхождения. К сожалению, мало кто уделяет внимание побочным эффектам от применения этих препаратов. Но очевидно, что на их устранение уходит немало времени и существует так называемая безвозвратность в состоянии здоровья человека, длительное время принимавшего препараты химического происхождения.

Согласитесь, цена препаратов гиалуроновой кислоты достаточно высокая. Они не каждому по карману.

— Да, но в мире наблюдается тенденция к снижению их стоимости. Причина – уже достаточное и растущее их производство. Наш корейский партнер ежедневно выпускает 42 тыс. шприцев 1% гиалуроновой кислоты. Это количество куда-то поставляется, где-то применяется. В том числе, внедряется в медицинские стандарты лечения. Например, в той же Южной Корее, пациенты давно и, можно сказать, традиционно, применяют инъекции гиалуроновой кислоты. Этот препарат обладает максимальной физиологичностью. Даже при погрешности в диагнозе или введении вне сустава, инъекция препарата не навредит пациенту.

До недавнего времени один шприц стоил в пределах 100 долл. США. Наша производственная схема позволила снизить цену до 60 рублей. Что касается доказательной медицины, то согласно стандартам сообщества КОКРАН, эффективность гиалуроновой кислоты определяется на уровне 1Б. А это весьма высокий уровень доказанности.

-Ваши препараты прописываются пациентам, если того требует схема лечения?

— Врачи могут рекомендовать своим пациентам их использование при тех или иных заболеваниях. Что и происходит. И пациенты покупают наши препараты, тем более, что в линейке конкурентов они самые бюджетные.

Значит, вы развиваетесь,  ваша продукция востребована?

— Не хотелось бы отрицать, однако существует проблема. Белорусская программа импортозамещения направлена на развитие отечественной фарминдустрии, которая могла бы обеспечить население страны необходимыми лекарственными средствами по доступным ценам. Регулирующими органами введены критерии, определяющие происхождение лекарственного средства или изделия медназначения, в том числе, как отечественного. Хотя зачастую такие препараты полностью произведены за рубежом, а в Беларуси они фасуются и упаковываются.

Наша идея основывается на реальной возможности обеспечить значительную часть населения страны качественным, физиологичным средством для лечения артрозов по доступной цене.

-Так в чём проблема?

— В Беларуси пока не безусловно доверяют отечественным препаратам. Поэтому зачастую, рекомендуя то или иное лекарство, врач подразумевает импортный препарат, а не белорусский. Мы, как и многие наши коллеги, попали в весьма затруднительное положение: продвигая отечественную фармацевтическую продукцию, вынуждены акцентировать внимание на том, что субстанция или действующее вещество импортные.  К сожалению, мы не столь обеспечены, чтобы инициировать создание нового высокотехнологичного биореактора у нас в стране. Тем не менее, способ удешевления конечного продукта есть, мы его и используем.

— И какую тактику в продвижении вы выбрали?

— Приходится вести большую разъяснительную работу. Задумывая проект, мы рассчитывали на получение прибыли. Что естественно. Но вместо роста цены мы предусматриваем постепенное ее снижение по мере увеличения спроса.

Наши препараты, обладая бесспорными конкурентными преимуществами, применяются в клинических учреждениях и частных медицинских центрах, которые производят их закупку для платных услуг. Совмещать продажи с образовательной и разъяснительной функцией, значит действовать эффективно. Что и делает наша немногочисленная, но сильная команда – трактует легенды и комментирует реалии.

Международный научно-практический журнал фармацевтов и врачей «Рецепт» (2017, том 20, №2).

Статья носит информационный, а не консультативный характер.

Comments are closed.

Top